Я однажды забыл, что я Бог

Виктор Третьяков

Я однажды забыл, что я – бог,
И, конечно, забыл, что ты – тоже.
Я пытался, но вспомнить не мог,
Почему мы с тобой так похожи.

Я забыл, что всё то, что вокруг
Мы когда-то придумали сами,
Вместе мысленно создали замкнутый круг,
Чтобы странствовать под небесами…

Припев: И я беру гитару и улетаю,
В те края, где буду жить после жизни.
В Бога я не верю – я Бога знаю:
Это Он придумал все мои мысли,
Все немыслимые мои мысли…

Я забыл, что не будет Суда,
И что в принципе Суд невозможен,
И что путь всех пришедших сюда
Бесконечен, прекрасен и сложен…

И в награду за весь этот вздор
Я вдруг вспомнил, что я – неба житель,
И что каждый себе – режиссёр и актёр,
И суфлёр, и, конечно же, – зритель.

Припев: И я беру гитару и улетаю,
В те края, где буду жить после жизни.
В Бога я не верю – я Бога знаю:
Это Он придумал все мои мысли,
Все немыслимые мои мысли…

Я беру гитару и улетаю,
В те края, где буду жить после жизни.
В Бога я не верю – я знаю:
Это Он придумал все наши мысли,
Все немыслимые наши мысли…

Я однажды забыл, что я – бог…

Александра и Александра

Посмотрела два очень милых российских фильма “Александра” и “Птица счастья”

И сделала разбор по векторам.

Может быть не совершенно полный и глубокий, но всё, что хотела сказать, сказала.

Вполне понятен разбор будет тем, кто уже хотя бы немного знаком с системно-векторной психологией Юрия Бурлана, слушал его лекции, или мои тренинги по этой теме.

 

В обоих фильмах героини – развитые, кожно-зрительные красавицы.

 

Александра из фильма “Александра” ещё и с хорошей реализацией. В ”Птице счастья” героиня, тоже кстати Александра, Саша, находит свою настоящую реализацию по ходу фильма.

 

Конечно, истории чуть-чуть попахивают сказкой, особенно первая, но на то оно и кино.

 

Итак, Александра в “Александре”, ещё достаточно молодая девушка, безоглядно любящая своего мужа Рому, и работающая фельдшером на скорой помощи.

 

Рома фактически сидит у неё на шее, учится в мединституте, не работает, и Александра за него ещё и курсовые пишет и диплом. А он, как глава семьи, забирает у нее все деньги, складывает их в специальную коробочку, ведет доходы и расходы, и мечтает купить машину, которая придаст ему другой статус – в общем, кожа в чистом виде, причем не слишком развитая  - расчетливая, живущая на халяву и стремящаяся удовлетворять все свои желания и амбиции таким же халявным образом.

 

Уже сейчас можно сказать, что хороший доктор из Ромы вряд ли получится, скорее всего – средней руки халтурщик. Лучшее, что из него может выйти, это бизнесмен от медицины, худший вариант – бюрократ от медицины, вор и взяточник (хотя неизвестно, что хуже – плохой врач, или просто взяточник).

 

Но Александра, как и всякий влюблённый, не замечает недостатков своего любимого.

 

Александры, в силу ее громадной эмоциональной амплитуды хватает на всех – и на любимого мужа, и на бабушек – соседок, и на работу, естественно, где она – добрейшая душа, всегда готовая сострадать, помогать и поддерживать, как раз на своём месте.

 

Дело в том, что даже очень развитые зрительницы не могут избежать эмоциональной зависимости от объекта своей любви, они растворяются в нем, и им в этом случае для себя больше ничего и не надо, потому что их наполнение происходит через любовь.

 

Но в отличие от своих менее развитых со-сестер по вектору, которые вцепляются намертво, истерят, шантажируют, требуют бесконечного внимания и заботы к себе, и только к себе, женщины с развитым зрительным вектором – бесстрашны и любящи, они не боятся отдавать, и, по большому счету даже, не боятся потерять, потому что они наполнены, переполнены хорошими эмоциями, любовью к людям, ко всему живому, настроены на отдачу и отдавать могут очень много и совершенно без потерь.

 

И именно, благодаря своей развитости, они могут выйти из эмоциональной зависимости достаточно легко, просто переключившись на отдачу кому-нибудь другому. Потому что в этом мире всегда есть кому отдать, и кто с благодарностью и любовью примет твою любовь и отдаст тебе в ответ.

 

Это и происходит с Александрой. Когда Рома (кожный потребитель), попользовавшись её добротой и любовью, находит себе более выгодный вариант с машиной и пропиской в Москве. У Александры находится сколько угодно других объектов для любви и заботы – это и кот Марик, подобранный на лестнице, и одинокая старуха Стрельцова, и девочка Тася, которая в итоге, становится её дочкой и геолог Миша – новая, и теперь уже настоящая любовь в жизни Александры.

 

Чем кардинально отличаются сценарии жертвы (неразвитой зрительной женщины) и развитой зрительной красавицы (красавицы во всех смыслах)? Тем, что у неразвитой внутри пусто и потеряв источник наполнения, она каждый раз бежит по одному и тому же кругу – она ищет кто её наполнит, ищет Спасателя.

 

Развитая же, и это мы видит на примере Саши, переходит на другой, более взрослый уровень взаимоотношений с миром. То есть, расставание с Ромой не “убивает” её, как это неизбежно бы произошло в случае с Жертвой, а наоборот влияет благотворно, так как открывает пространство для роста, которое почти полностью перекрывалось Ромой, просто его присутствием – туда уходили практически все её замечательные ресурсы.

 

И теперь она, уже с Мишей, создает ту самую эмоциональную связь, которая и называется - настоящая любовь. Это не слепая влюбленность, подстегиваемая огромным желанием, огромной жаждой любить и отдавать и, как правило, вещь всегда односторонняя.

 

А это глубокая эмоциональная связь между двумя людьми, построенная на  взаимной отдаче и взаимном принятии.

 

И вот этот процесс роста показан достаточно хорошо. В отличие от Жертвы, у которой всегда низкая самооценка, и ощущение страха и беспомощности перед жизнью, потому что никто её не любит, никому она не нужна, и не кому о ней позаботиться, Александра не слишком мучается вопросами – “чем же я была нехороша”, и “почему я такая несчастная”, просто потому что она вполне самодостаточна, самостоятельна и адекватна по отношению к себе. А здоровая жажда жизни и любовь к жизни и к людям довольно быстро приводят её в нормальное состояние.

 

И, соответственно, новый её герой – это анально-кожно-зрительный, развитый мужчина, то есть один из самых идеально подходящих вариантов для зрительной женщины, способный адекватно ответить на её чувство и одновременно стать для неё надёжной опорой в жизни – взрослый, ответственный, заботливый, терпеливый и любящий.

 

Кстати, практически тем же вариантом заканчивается и фильм “Птица счастья”, только там мужчина развитый, анально-зрительный – тоже один из самых идеальных вариантов партнерства для кожно-зрительной женщины.

 

Причем в этом фильме, ”Птица счастья”, показан очень распространенный “удел” кожно-зрительных женщин в эпоху перестройки – это работа бухгалтером в какой-нибудь фирме. Работа, которая никак не соответствует жизненному предназначению КЗЖ, и отсюда, все эти поиски эмоционального наполнения, в частности, через любовные романы с коллегами.

 

Саше Арбениной, героине фильма, повезло – она реализуется, как художник, хотя бы в хобби – на работе она делает бухгалтерские отчеты, а дома – рисует, лепит, создает какую-то красоту своими руками. И это, в частности, то есть, не только её высокая развитость в зрении, но и частичная её реализация, позволяют ей, правда из последних сил, противостоять настойчивым ухаживаниям своего сногсшибательно-обаятельного начальника Владимира Викторовича Халаимова, и не пасть жертвой его охотничьего азарта, а также и своей огромной, нерастраченной эмоциональности и жажды любви.

 

Борьба, конечно, неравная, потому что Саша уже влюблена в своего преследователя, потому что она одна, и потому что она – кожно-зрительная, которой любовь необходима, как воздух. А Халаимов, наоборот – окружен поклонницами, которые сами падают ему в руки и, к тому же, хорошо женат, в том смысле, что брак его устроен очень удобно и комфортно, жена прощает ему все интрижки на стороне, не устраивает скандалов, понимает его, и Халаимов это очень ценит, поэтому вряд ли когда-нибудь оставит жену ради какой-то другой женщины, хотя и признает, что любви между ним и женой нет.

 

И Саша понимает, что если она позволит себе погрузится в отношения с Халаимовым, то ничего хорошего не будет – она в них просто утонет, чувство поглотит её, в то время, как её горячий поклонник, скорее всего быстро остынет, получив желаемое.

 

Спасает её то, что она находит работу, где её талант художника востребован профессионально, то есть она переходит на другой уровень своего существования – на уровень полноценной реализации. И, одновременно с этим, встречает своего, в общем-то, идеального партнера.

 

Интересно то, что Халаимов, в которого Саша безусловно влюблена, и её избранник (встреченный ею в разгар отношений с Халаимовым), очень разные люди, причем Халаимов по своей харизматичности и мужской привлекательности явно впереди.

 

И здесь, по той точности, безошибочности и быстроте, с которой Саша делает свой выбор в пользу мужчины менее яркого, далеко не красавца, но во всех смыслах очень настоящего, можно, как раз, судить о её развитости и зрелости, и как человека, и как женщины.

 

Конечно, оба эти фильма – не шедевры мирового кинематографа, но вполне на уровне, и актерская работа и режиссерская…

 

Мне они понравились своей теплотой, мягкостью, искренностью и главное, достаточно высокой психологической точностью.

 

Потому что, чаще всего раздражают и, по сути, разрушают весь смысл картины, высосанные из пальца, или притянутые  за уши ситуации – лишь бы сюжет не развалился. Но он таки разваливается именно из-за того, что герои поступают и ведут себя так, как они в принципе себя вести не могут, просто в силу психологии своего характера.

 

Оба фильма рекомендую – душевные, не страшные, хорошо заканчиваются. ))

 

О режиссере Звягинцеве

Интересно, что только после фильма “Левиафан”, многие увидели, что Звягинцев – конъюнктурщик. По-моему, это было очевидно ещё в “Возвращении”.

 

Вообще, после прослушивания его ответов на какой-то творческой встрече, у меня закралось подозрение, что он просто кинематографический графоман. Лишь бы что-нибудь снимать.

 

Идей каких-то более-менее интересных, зрелых нет, художник он никакой, остается злоба дня, подкрашенная художественными приемами, подсмотренными у великих.

 

Н-да, не люблю я его… ))

Как умер Михаил Успенский?

Интересно, а не зависит ли наша смерть от того, как мы к ней относимся?

Имею в виду не факт, а способ.

 

На эту мысль меня навела смерть Михаила Успенского.

Умер, красавец Михаил Успенский, любимый мой писатель, 13 декабря 2014 г.  А точнее в ночь с 12-го на 13-е.

 

Не смотря на то, что Успенский страдал от нескольких заболеваний, в том числе от высокого давления, тахикардии и сердечной недостаточности, умер он не “в реанимации после продолжительной болезни”, а в своей постели, во сне. И это реально радует.

 

А  со смертью у него отношения явно были хорошие. Вот как он её описывает в книге “Кого за смертью посылать” (третья книга из трилогии про Жихаря):

 

– Ну что, герои? – раздался веселый звонкий голос. – Ходить можете?

На краю ямы стояла девчонка в пестром сарафане. Жихарь протер глаза от каменной пыли.

Девчонка была хорошенькая, тоненькая, белозубая. Цветы на сарафане все время менялись: только что были ромашки, а теперь уже анютины глазки, а теперь цвет шиповника…

– Здорово, – сказал Жихарь. – Ты, что ли, Смерть будешь?

– Нет, – засмеялась девчонка. – Смерть вот какая…

И сразу же превратилась в высокую старуху с белым лицом в сером балахоне. Все зубы у старухи были наружу.

– Вот я какая, – сказала Смерть хрипло. – Признали?

Жихарь погрустнел.

– Не убереглись мы, значит, – сказал он. – Ну, веди – вот тебе рука.

Он ухватился за протянутую голую кость, и под его пальцами кость снова обросла молодой крепкой плотью.

– Признали? – снова спросила девчонка.

– Так ты, значит…

– Да! – крикнула девчонка и закружилась вокруг него. – И она – это я, и сама я – это я! Как же ты до сих пор не понял?

Она достала из-за спины ту самую бесполезную покупку – серп на цветущей ветви.

Потом подскочила к богатырю и поцеловала так, что стихла всякая боль, сгинула усталость, расправились плечи и загорелись очи.

– А меня! А меня! – подпрыгивал плоский Колобок.

Девчонка опечалилась.

– Второй раз по-другому поцелую, – предупредила она.

– Знаю. Понял, – кивнул Жихарь.

– А хочешь – совсем за тобой не приду?

– Раньше бы обязательно сказал – хочу… Но я же не Кощей.

– Умница, – сказала она. – А Кощея мне так жалко стало – больно уж он пригожий!

– Только ты смотри, – сказал Жихарь. – Предупреди как-нибудь!

– Чтобы мыши одежду изгрызли? – засмеялась девчонка. – Ладно, будет тебе знак…

– А я-то! А я-то! – надрывался Колобок.

Она подняла Гомункула и звонко чмокнула промеж изюминок.

Колобок немедля округлился, зарумянился и начал пыхать жаром, словно только что из печки.

– И еще, – сказал Жихарь. – Яр-Тур… С ним как теперь будет?

Перед ним снова возникло безносое белое лицо.

– Я его забрать не могу, – сказала Смерть.

И вздохнула – уже девчонкой.

– А я его на свете оставить не могу, – сказала Жизнь. – Придется ему теперь спать на невидимом острове до тревожного часа… Ладно, заговорилась я с вами, а у меня ведь столько дел накопилось – души вынимать и души вкладывать, сеять и убирать, валить и поднимать, сушить и соками наливать, губить и родить, из земли вытаскивать и в землю загонять, жечь и леденить, ранить и лечить, здороваться и прощаться, встречать и провожать, расцветать и вянуть…”

 

Вот и вопрос: Может, как относишься к жизни / смерти, так и умираешь?…

Почему я не чувствую себя счастливой?

Сегодня задумалась, почему я не чувствую себя счастливой? А наоборот, какой-то усталой, зажатой…

И, по меньшей мере, на 50 % это вещи которые далеки от меня, не имеют ко мне прямого отношения и от меня не зависят: на Украине война, а у Насти лейкемия…

Оставшиеся 50 %  - это то, что мне не хватает времени на занятия, которыми я действительно хочу заниматься, а занимаюсь я тем, чем на самом деле, заниматься не хочу.

В общем, по-настоящему, у меня нет никаких причин, чтобы не чувствовать себя счастливой.

Но… у Насти лейкемия… У девушки из Хабаровска, которую я в глаза не видела, но с которой знаком и дружит мой сын.

И это, по-правде говоря, и есть главная причина моей подавленности.

Что же делать?.. Что же делать?..

 

Все – дураки!

О романе “Идиот”, в котором толпа идиотов свела с ума одного-единственного нормального человека.

 

“Дурак этот Достоевский, и скотина! Причем, мелочная скотина. Бабник и игрок!

 

ДУ-РАК! ”

 

Вот что подумала я (последние лет 35 почитавшая Достоевского своим любимым писателем), в очередной раз перечитывая (а заодно и пересматривая экранизацию) роман “Идиот”.

 

Я разлюбила Достоевского. У меня такое чувство, что я его переросла. Причем, вообще.

 

Большинство героев кажутся мелкими, глупыми, безнадежно ограниченными, а все их страсти-мордасти, идеи и озарения, не стоят выеденного яйца.

 

Страдающая Настасья Филипповна не вызывает у меня не то что сочувствия, но даже и понимания. Ну просто дура сумасшедшая! И не желаю я ничего понимать! Никаких тонкостей! Даже не уговаривайте.

 

Да и все остальные….

 

Дураки, дураки, дураки!

 

Есть у меня подозрение, что ничего-то он не понимал ни в женщинах, ни в отношениях… может только в революционерах.

 

И жалко, жалко князя Мышкина, так бездарно отданного на растерзание толпе дураков и идиотов.

 

Вообще, по-моему эта история устарела, она должна быть другой.

 

За ней стоит твердокаменное убеждение, утоптанное веками, что мышкины не могут побеждать, их судьба – страдания и жертвенный камень, или крест.

 

Чушь!

 

Я убеждена, что Мышкин, как  Щелкунчик, например, может быть победителем, и может раскидать всех этих крыс легко. Если бы только у автора хватило ума дать ему это право.

 

Правда у Щелкунчика была Дама, которая стояла за него горой, а бедный Мышкин был совсем один.

 

И виноват в этом, без сомнения, один только дурак – Достоевский!

 

………………………. А может и не один… А может и не дурак…

 

Но князя прекрасного -  любимого моего Льва Николаевича Мышкина, я ему простить не могу.

О Смерти

Мы Смерти промахов не прощаем…

 

Какой бы она ни была,

Для нас она всегда отвратительна -

Безвременная, ужасная, мучительная…

 

Мы ненавидим и боимся,

Проклинаем и отчаиваемся…

 

Мы думаем, это Смерть виновата в том,

Что мы не умеем жить…

 

Мы не говорим ей спасибо,

Когда она тихая и легкая

Приходит во сне…

Мы не благодарны ей

За точное попадание в сердце,

За мгновенно оторвавшийся сосуд,

За стремительную и бесповоротную катастрофу…

 

Мы забываем, что все муки, которые испытываем,

Мы испытываем ПРИ ЖИЗНИ!

Но почему-то виним в этом Смерть?

 

А она, чаще всего, виновата лишь в том,

Что не пришла достаточно быстро,

Не наступила мгновенно.

 

Да её ли это вина?

 

Ведь мы так цепляемся и боремся за жизнь,

Что, возможно, она просто идет нам навстечу,

Уважая наше желание и право…

И тянет до последнего…

 

Автор стихотворения Ольга Новокрещёнова

Страница 1 of 612345...Последняя »